Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:27 

Фанфик - Когда плачут цикады: Другая бесконечная история июня (Арка: 1,2)

Deep_Kamate
Доведенный до сумасшествия. Глава 3.

Подозрения.

(от лица Кимото Таро)

В который уже раз я не помнил, как добрался домой. Сейчас я сидел на диване в прихожей с окровавленной майкой в руках, которую я нашел у Кеичи в шкафчике. Было уже темно, но дома почему-то снова никого не было. Сглотнув, наверное, от нервов, я разулся, запер дверь и пошел в свою комнату, запрятав футболку в один из шкафов. После решил немного успокоиться и выпить кофе, но перед этим я нащупал у себя в кармане карточку, которую мне дал Оиши-сан, и положил ее около телефона, чтобы случайно не потерять…
В голове крутилось очень много мыслей. Я лежал на кровати и думал о том, что видел на Ватанагаши. Если подумать, то тогда в храме я видел именно мужской силуэт, после мне показалось, что рядом с трупом я видел кого-то, убегающего в сторону леса, но с другой стороны от испуга мне могло и показаться.… Черт знает что!
На следующий день я немного опоздал в школу, поскольку почти всю ночь мне снились кошмары. Мешки под глазами меня выдавали. Медленно пройдя в свой класс, я обратил на себя внимание тем, что упал прямо по дороге к своей парте. Учительница заметила меня и испуганно посмотрела на меня.
- Таро-кун! Что с тобой? Не ушибся?
- Нет, сэнсэй, ничего страшного… - я медленно поднялся – Я просто чуть-чуть устал…
- Чуть-чуть, говоришь? – женщина с голубыми короткими волосами подошла ко мне и провела пальцем по моим щекам, чтобы внимательнее рассмотреть глаза – Да ты плохо выглядишь! Не заболел?
- Нет… ну, может, немного… - я глупо улыбнулся, ведь я просто очень сильно, можно сказать смертельно, устал.
- Дурачок, с такой температурой мог вообще не приходить – сказала учительница, потрогав мой лоб – Иди лучше домой и отдохни, затем сходи к доктору. Вот когда будешь хорошо себя чувствовать, приходи.
- Хорошо… спасибо… - слабо ответил я и попытался выйти из комнаты, но снова споткнулся обо что-то и упал прямо лицом о косяк.
- О, господи! – учительница подбежала ко мне под смех одноклассников – Таро-кун! Ты в порядке?
- Ага… - я повернул к ней лицо со слабой улыбкой, из носа потоком текла кровь.
- Кажется, тебя нельзя отпускать одного – вздохнув и засовывая мне вату в нос, говорила девушка – Кто хочет помочь Таро-куну дойти до дома?
- Я могу! – Мион тут же вытянула руку, причем быстрее всех.
- Хорошо, Ми-тян, помоги Таро-куну – улыбнулась учительница – Если понадобится, сходи ему за лекарствами, поухаживай. Я сегодня тебя с уроков отпущу, но ты можешь прийти, когда закончишь…
- Ни за что! – Мион ракетой выбежала из класса, по дороге схватив меня за шею.
Сэнсэй улыбнулась, глядя нам вслед. Я даже ничего не успел ей сказать. Честно, я не помню, как вообще вылетел из школы. Спустя секунду мы с подругой уже шли по дороге к моему дому. Было еще светло, легкий ветерок дул мне в лицо. Сам я только перебирал ногами, идти мне помогала Мион. Она взяла меня под руку.
- Блин, ну, как же тебя угораздило заболеть? – спросила она.
- Может, это просто нервное? – ответил я ей вопросом – Слушай, ты можешь идти в школу. Я сам могу дойти…
- Ага, конечно! – проворчала подруга – Скорее я дойду пешком до луны.… Да и потом, я в школу обратно не хочу!
- Я тебя раскусил – я поймал ее зловещую улыбку на губах – Ну, правда.… Давай я пойду домой один, а ты – к себе, а завтра скажешь, что проводила меня. Если что, я могу подтвердить…
- Нет, Та-тян – улыбка у девушки стала намного добрее – Я тебя в болезни не брошу. Ты мой друг, а друзья не бросают в беде…
Даже не ожидал услышать от нее эти слова, даже стало немного жутко, но одновременно и тепло на душе. За всю свою жизнь я не был кому-то нужен, а теперь обо мне беспокоятся… или это Мион задумала очередной свой зловещий план по придумыванию мне наказания. Я вздохнул тяжело…
Когда мы с ней дошли до дома и прошли внутрь, я сразу же сел на диванчик в прихожей и чихнул. Мион сказала, что мне нужно прилечь. Мы дошли до моей комнаты, где я лег на кровать, однако Мион была обеспокоена тем, что вокруг на полу валялись газетные вырезки.
- Та-тян… - Мион медленно подняла одну из вырезок – Ты… ты интересуешься этими исчезновениями?
- Уже нет – сказал я слабо – Я понял, что меня это не касается…
Я соврал ей только из лучших побуждений. Так просил меня полицейский, и еще я не хотел ее волновать лишний раз. Газетными вырезками я разбросал как раз потому, что не захотел больше об этом знать. Тогда Сонозаки села рядом со мной и потрогала лоб.
- Та-тян, прошу, не надо интересоваться этими убийствами. Это ни к чему хорошему не приведет. Тогда с тобой будет то же, что и с Сатоши-куном…
- Сатоши? – спросил я, приподнявшись – Ты что-то знаешь о нем?
- Он… перевелся… - загадочно сказала она, но тут же снова улыбнулась – Хочешь кофе? Или поесть тебе приготовлю! У меня получается прекрасный карри!
Сначала я был удивлен такой ее реакцией, но, вспомнив ее слова, что она хочет мне добра, сразу улыбнулся ей тоже и согласился на карри. Через час я удивился ее искусством готовки. Передо мной стоял такой карри, которого я даже в дорогих ресторанах не видел. На вкус он был такой же, как и на вид – божественный!
На время головная боль и усталость отошли на второй план. Мы с Мион очень долго болтали обо всем, о чем только приходило ей в голову, смеялись, вспоминая разные случаи из ее и моей жизни, однако рассказал я ей очень далеко не все…
Когда наступил вечер, Мион собралась обратно в школу, не хотела пропускать собрание клуба. Я попрощался с ней, когда, наконец, покончил с ее наивкуснейшим карри, смакуя его долго. Как только она ушла, я быстро оделся и отправился в аптеку, вспомнив, что у меня совсем нет таблеток от головной боли. Все-таки когда моя подруга была рядом, я чувствовал себя куда лучше…
Подойдя к местному аптечному магазинчику, я хотел было туда зайти, однако услышал очень знакомый мне голос. Я спрятался за стену с внешней стороны и стал слушать. Это был Кеичи.
- Дайте мне, пожалуйста, три рулона бинтов и что-нибудь, что может вывести кровь с майки… - услышал я от него.
Меня сразу напугали эти слова. Я вспомнил, что произошло на Ватанагаши и ту футболку, что была у меня сейчас под кроватью. Я решил слушать дальше.
- Маебара-сан, вы, кажется, не со всеми ушли с Ватанагаши, ведь так? – кажется, спросила продавщица.
- Да, было дело. Сначала Рена потерялась, потом я там где-то бумажник потерял, вот и вернулся…
Его слова насторожили меня еще больше. Если подумать, то время на убийство у него было, если он ушел сразу после того, как я отправился искать Рену. Плюс, футболка в его шкафчике, бинты. Все указывало на него. Наконец, я прозрел!
- Таро? – послышался мне голос сбоку.
- А!!! – крикнул я испуганно и отлетел в сторону.
- Таро? – это был Кеичи, который уже вышел из аптеки – Что ты тут делаешь? Я думал, ты болеешь?
- А? Я? Это… - я замешкался с ответом – А ты что тут делаешь? Я думал, ты на заседании вашего клуба!
- Я ушел по делу. В доме бинты закончились, мама порезалась ножом случайно, перевязала себе руки, и бинт закончился…
- А не о твою спортивную футболку она случайно эту самую руку вытерла? – с подозрением спросил я, кинув на него грозный взгляд.
- Что? – Кеичи будто и не понял, о чем я – Таро, ты совсем из ума выжал? Моя мама не ходит в моих футболках!
- Ясно… в любом случае, я пришел за лекарством… - сказал я, смотря на него все так же.
Задев его плечо, я прошел внутрь. Кеичи непонимающе посмотрел на меня, а затем ушел, но я-то его раскусил…
Уже дома за обедом, который мне заранее приготовила Мион, я продумывал, как это мог сделать Кеичи с тем фотографом. Картина рисовалась страшная, однако что-то все время не сходилось. Ножом он это сделать не мог, колото-резаных ран на трупе не было, но все-таки…
Телефон зазвонил. Я отвлекся от мыслей и взял трубку, заговорив:
- Алло?
- Извиняюсь за столь поздний звонок – сразу же раздалось оттуда – Это Оиши из «кафе» в Окиномийи.
- Оиши-сан, вы? – я не ожидал его звонка так скоро.
- Ну, как дела? Ничего странного не заметил за это время?
- Вообще-то, да… - я сразу сменил тон с удивленного на какой-то неопределенный – Мне кажется, я начинаю понимать, что произошло в тот день на Ватанагаши…
- Связанно с проклятием Ояширо-сама?
- Нет. Чем я глубже копаю, тем больше понимаю, что все эти разговоры о проклятии – полнейший бред.
- Ты что-то нашел? – удивленно спросил следователь на том конце провода.
- Да. У меня есть подозрения, что к убийству причастен Маебара Кеичи. Вчера я нашел в его шкафчике спортивную футболку, на которой были пятна крови. Так же сегодня вечером я слышал его разговор в аптеке. Он просил кучу бинтов и спирт, чтобы стереть кровь с этой футболки…
- Это точно? Ты уверен, что это был именно он?
- Думаю, да. Есть еще пара сомнений, но улики указывают на него. В его разговоре с продавщицей я понял, что он за чем-то вернулся обратно на то место, где проходил фестиваль. Раньше я думал, что у него есть алиби, так как сам видел, что он уходил с друзьями, но…
- Ты молодец. Завтра я приеду за футболкой, надо проверить, точно ли кровь жертвы на футболке.
- Будьте так добры. И еще. Как у вас дело продвигается? Что показала экспертиза? – мне было интересно, хотя любопытство я все равно пытался заткнуть, не получалось.
- Мозаика потихоньку начинает складываться! – весело ответил мне Оиши – Оказалось, что это и вправду не было самоубийством. Экспертиза показала, что кровь, которая была вокруг него, отчасти принадлежит не жертве. Плюс, в случае самоубийства под ногтями жертвы должны были остаться частички кожи, однако там их обнаружено не было. И еще одно – судя по пленке в его фотоаппарате, он как-то связан с Риугу-сан.
- С Реной? – удивился я.
- Да. Половина пленки была залита кровью, но другую половину удалось спасти. На этих фотографиях изображен отец Риугу-сан в довольно вульгарной компании.
- Значит, из-за страха того, что фотограф мог шантажировать этими фото отца Рены, Кеичи и убил его? – пронеслось у меня в мыслях.
- К сожалению, все это идет в глубокие противоречия с тем, что происходило после Ватанагаши на протяжении пять лет. Если бы Кеичи и был серийным убийцей, то это не могло происходить шесть лет подряд. Как раз в это время он состоял в отъезде. Все это уже официально проверенно…
- Может, совпадения?
- Едва ли. Если только это не становится привычкой жителей – убивать на Ватанагаши…
- Да уж, это все странно. Тогда, если вам нужны еще доказательства, я позвоню, если увижу что-нибудь необычное…
- Да, так будет лучше…
- И еще. Я бы хотел знать. Кто такой Сатоши?
За то короткое молчание, которое было в трубке, я понял, что не нужно было заходить так далеко, однако делать было уже нечего.
- Ходжио Сатоши-кун, этот мальчик пропал в прошлом году сразу после очередного убийства. Откуда ты узнал о нем?
- Я прочитал о нем в прошлогодней газете и еще слышал о нем от Мион. Она сказала, что если я буду интересоваться этим убийством, со мной будет то же самое.… Но она сказал, что его перевели.
- На самом деле он исчез, как и пишет газета. По официальной версии он просто сбежал из Хинамизавы, но мы не знаем куда.
- Понятно. Тогда я позвоню, когда узнаю что-нибудь новое…
- Хорошо, я свяжусь с тобой позже. Помни, что наш разговор сугубо-конфиденциальный. О нем никто не должен знать.
- Помню я, помню – издав смешок, сказал я – Тогда до следующего раза…
С этими словами я повесил трубку. Как же все это было странно. Половина из всего, что сказал мне Оиши-сан, не вписывается в мою теорию. Оставалось только искать еще улики и докопаться до этого дело, именуемым «проклятие Ояширо-сама!»
Следующий день прошел для меня как одно мгновение. Целый день я валялся с просто огромной температурой, голова как грецкий орех раскалывалась. Таблетки не помогали, толком есть было даже нечего. Тетя куда-то бесследно пропала, хотя она волновала меня в последнюю очередь. Наконец, ближе к обеду ко мне кто-то постучался…
- Сейчас, открою… - слабо сказал я, когда подошел к двери.
Открыв первый замок, гость резко хотел распахнуть дверь, но цепочка на двери помешала. Я слегка испугался и отскочил назад. За дверью с доброй улыбкой показалась Рена. Я с облегчением вздохнул и открыл для нее дверь.
- Рена, зачем ты так резко дергаешь дверь…? – спросил я.
- Извини, просто силу не рассчитала… - Рена была сегодня какая-то слишком веселая – Ты как себя чувствуешь?
- Плохо – я прислонился спиной к стене и скатился по ней на пол – Ощущение такое, будто меня туда пришельцы зондировали…
- Бедненький – сочувственно произнесла она, присев ко мне и погладив по лбу – Таро-кун, ты весь горишь! Может, холодное полотенце-полотенце?
- Было бы неплохо…
Через минуту я уже лежал опять в своей кровати. Рядом сидела Рена и смачивала полотенце в тазике с холодной водой. Чертов жар, я ведь даже не знаю, когда заразился. Девушка так старательно пыталась мне помочь, но почему?
- Рена, почему ты пришла мне помочь?
- Как это почему? Мы же друзья, а друзья друг другу помогают. Тем более что Ми-тян тебе уже помогала. Кстати, а она тебе нравится-нравится?
Я удивленно посмотрел на нее, после кинул взгляд в сторону и покраснел, сказав:
- Совсем нет…
Кажется, девушка распознала в моих словах неправду. Она улыбнулась, потом начала менять мне полотенце.
- А ты Ми-тян нравишься… - тихо сказала она.
- Что? Что ты сказала? – я удивился еще больше.
- Сказала, что вы друг другу подходите – она так мягко улыбнулась, что я налился краской еще сильнее. То ли от смущения, то ли от жара.
Рена положила мне на голову новое полотенце, затем я задумался о той вещи, что меня больше всего волновала. Решил ее спросить:
- Рена, ты знаешь что-нибудь о тех убийствах, что на Ватанагаши происходили?
Лицо у девушки сразу изменилось. Следа от той добродушной улыбки и не осталось. Теперь ее лицо скрылось за волосами. Я удивленно посмотрел на нее.
- Я мало что знаю об этом… - кратко сказала она – Могу сказать только то, что в газетах пишут…
- Но ты же была там после фестиваля. Я долго тебя там искал, ты должна была что-то видеть или слышать…
- Я же тебе уже сказала…
- Врешь! – я крикнул на нее, хотя мне не хотелось – Я знаю, что ты была там и что-то знаешь! Говори!
- Заткнись!!! – в свою очередь злобно крикнула она.
Я в шоке посмотрел на нее. Такой я ее еще никогда в жизни не видел. Такой крик вообще никак не вписывался в ее такой мягкий и заботливый характер. Эта ее сторона мне не нравилась. Теперь я совершенно забыл о головной боли. Девушка медленно поднялась и залезла на меня, прижав меня руками к кровати.
- Ты не должен ввязываться в это – говорила она будто в трансе, ее глаза тоже как-то изменились – Убийца - не человек. Он убивает своим проклятием любого, кто пойдет против него. Он правит в этой деревне…
- Ояширо-сама? – пришло мне на ум мгновенно.
- То, что ты сдал Кеичи-куна полицейским – не правильно. Он ни причем, он лишь такой же инструмент, как мы все…
- Что ты имеешь ввиду? – спросил я у нее и захотел немного подняться, но она крепко прижала меня к кровати.
- Ояширо-сама не любит, когда его не слушаются. А когда его не слушаются, нарушителя нужно наказать…
- Что? – едва успел произнести я, как вдруг она с силой схватила меня обеими руками за горло.
- Наказать, наказать, наказать, наказать – повторяла она, все сильнее преграждая мне путь к воздуху.
Я пытался разжать ее руки, сам уже постепенно начал задыхаться. Мне оставалось лишь смотреть в ее голубые глаза, которые сейчас были больше похожи на кошачьи. Сказать я ничего не мог, через время изо рта уже пошла слюна. Сил больше не было. Последним рывком я вытянул в ее сторону руку и с силой дал ей пощечину.
- От…пус…ти… - сказал я из последних сил.
Девушка в шоке посмотрела сначала в сторону, потом на меня, взявшись за щеку. Когда она меня отпустила, я смог, наконец, вздохнуть. Рена напугалась после того, как поняла, что душила меня. Она быстро спрыгнула с меня и заплакала.
- Прости, Таро-кун! Я не хотела! Не знаю, что на меня нашло!
- Рена… - я потер горло, после поднялся и обнял ее сзади.
Рена встала неподвижно и сильно покраснела. Я улыбнулся и произнес:
- Все нормально, Рена. Я тебя прощаю…
- Таро-кун… - она так маняще посмотрела на меня, но вдруг оттолкнула – Нет, Таро-кун! Нам нельзя! Прости!
После этого она убежала. Я до сих пор в шоке оттого, что она сделала. Что она пыталась сказать? «Он лишь такой же инструмент, как мы все…» Все указывает именно на проклятие Ояширо-сама. Хотя я до последнего в него не верил…
Ближе уже вечером я отправился в местное кафе. Там мы договорились встретиться с Оиши-саном там, чтобы поговорить. Кроме моих догадок, я должен был передать ему майку с пятнами крови. С такой болезнью, как у меня, лучше сделать это быстрее. Долго сидеть там я чисто физически не смогу.
Зайдя в кафе, я сразу заметил, где сидит этот заметный старичок. Я медленно прошел к нему, походно чуть не сбив официантку с ног, которая, к слову, была ужасно похожа на Мион, но это, наверное, глюки от болезни.
- Эй, Кимото-сан! – поприветствовал он меня – Что это с тобой? Ты похож на карпа на сковородке!
- Еще пара таких же дней, и я точно сварюсь – сказал я, сев – Оиши-сан, здравствуйте.… Как и обещал. Вот в пакете эта самая майка…
Я достал из кармана белый пакет и протянул ему.
- Тут та майка и чек из аптеки на его заказ. И еще, я бы хотел все-таки разузнать побольше об этих убийствах. Кажется, дело принимает все более серьезный оборот. Я хотел бы что-нибудь узнать о Риугу Рене. Известно что-нибудь?
- Да. Кое-что в ней насторожило меня – Оиши закурил – Так вот. Незадолго до ее приезда Риугу-сан исключили из школы. Она ходила по школе и разбивала окна бейсбольной битой.
- Неужели? – я был удивлен. С этой стороны я увидел свою подругу впервые еще во время обеда, когда она пыталась меня задушить.
- После этого ее направили к психологу. Она стала принимать лекарства и ходить на консультации. В записях ее врача были беседы с Реной-сан. И одно в ней нас заинтриговало.
- Что? – я аж холодным потом покрылся.
- Выражение «Ояширо-сама».
Я моментально вспомнил то, что она говорила мне сегодня: «Убийца - не человек. Он убивает своим проклятием любого, кто пойдет против него. Он правит в этой деревне.… То, что ты сдал Кеичи-куна полицейским – не правильно. Он ни причем, он лишь такой же инструмент, как мы все… Ояширо-сама не любит, когда его не слушаются…» Стало жутко.
- Она говорила, что Ояширо-сама постоянно стоит рядом с ее кроватью и смотрит на нее – продолжил детектив – Вскоре после этого она переехала в Хинамизаву. А зачем ты спросил?
- Да так… - я встал – И вот еще. Я хотел бы, чтобы вы сообщили мне о результатах экспертизы. Я хочу знать все…
Не попрощавшись, я быстро удалился из «забегаловки». Оиши-сан, кажется, еще долго смотрел мне вслед. Дальше я шел по улице, хотя уже совсем не хотелось домой. Я решил немного прогуляться. Прекратив замечать, как темнеет и холодает, я шел по улицам Хинамизавы, забрел в храм, в местную аптеку, обошел весь квартал. Уже наступила ночь, а я сидел только на ступенях у храма и думал, просто думал.
- Кого я вижу… - послышался голос рядом со мной.
Я посмотрел в сторону голоса и увидел там Кеичи. Он шел в мою сторону с двумя банками какого-то напитка. С виду, алкогольного. Я виду так и не подал, а только продолжил сидеть. Кеичи подсел ко мне.
- Ты чего не дома? Я думал, ты болеешь… - спросил он, отпивая из открытой банки.
- Вышел прогуляться. Сказали, мне полезно.
- Вот, как? – он удивленно посмотрел на меня, затем протянул мне банку – Хочешь?
- Давай – я кивнул и взял напиток в руку, но пока открывать не стал.
- Слушай, ты ведь ничего не знаешь о том, что произошло на Ватанагаши ночью? – сменил он тему.
- С чего это спрашиваешь?
- Ко мне сегодня приходили полицейские, брали какие-то анализы из-под ногтей, пробу крови… - он был удивлен явно – Кстати, я ведь знаю, кто причастен к этому…
Я взглянул на него, его лицо как-то изменилось. Что-то подобное я уже видел у Рены, когда она попыталась меня придушить. Я встал на ноги и отошел от Кеичи на всякий случай.
- И кто же?
- Можешь не прикидываться. Ты ведь тоже знаешь об этом,… кстати, у меня тут на днях из шкафа кое-что пропало,… ты об этом ничего не знаешь?
- Нет – я сказал резко, не выказывая страха – Уже поздно. Мне пора домой…
- Хорошо – вздохнул Кеичи, его взгляд выражал какую-то угрозу и пустоту – Но знай, я все равно обо всем узнаю…
Он поднял со ступеней банку с коктейлем и швырнул мне, я кое-как смог ее поймать. Тогда друг кинул на меня последний взгляд.
- Я это тебе купил. Будет обидно, если мои деньги пропадут.… Пока…
Я медленно побрел в сторону дома. Было какое-то странное ощущение, что меня, грубо говоря, «поимели». Кеичи вел себя очень странно, хотя если он прознал о том, что это я сдал его полиции, то мог подстроить что-то. Может, он даже следил за мной, но это как-то не в его стиле…
Вскоре я добрел до улицы, где жил. Сухость во рту мучила, будто я даже не пил никогда. Наконец, я вспомнил, что в руках у меня был напиток, что отдал мне Кеичи. Я пронес его, так ни разу и не выпив. Теперь делать уже нечего. Я приподнял банку, поднес ее ко рту и сделал несколько больших глотков. Вкус оказался намного приятнее, чем я думал…
В глаза внезапно начало все вертеться. Голова шла кругом, меня тоже закрутило, я начал немного покачиваться.
- Что это такое? – подумал я вслух, смотря на банку.
Вдруг я запрокинул голову вперед и прикрыл рот рукой. Широко открыл глаза, чувствовал, как зрачки расширились. Крутило меня не по-детски. Я медленно пошел вперед, однако ноги стали потихоньку отниматься. Я свободной рукой оперся о стену, а другой прикрывал рот, затем опустил руку на горло. Было такое страшное чувство, будто кто-то резал мне горло изнутри. Изо рта пошла слюна, я начал задыхаться.
- Он отравил меня! – крикнул я в ярости и изо всех сил швырнул банку куда-то в стекло, но никто что-то не среагировал.
Я упал на землю, скатившись по стене, я держался за горло. Что-то с моим телом происходило. Это был действительно яд. Кеичи действительно причастен к этому. Я знал…

Доведенный до сумасшествия. Глава 4.

Одержимость.

(от лица Кимото Таро)

Спустя несколько минут я сидел в ванной. Не помню, как я дополз домой, но то, что я отплевывался алкогольным ядом в ванную – это точно. Два пальца в рот спасли мне жизнь. Вкус остался, хотя яд весь вышел.
Я сидел на полу, прижавшись спиной к стене, тяжело дышал. В глазах играл страх и злость. В любой момент я был готов схватить первый попавшийся предмет и идти избивать парня, что пытался меня отравить, однако я сдержался…
Следующий день дался мне с трудом для восприятия. В школу я пришел очень рано и первым же делом начал рыскать по углам здания, чтобы найти что-нибудь полезное. Дело в том, что нужно было перестраховаться на случай, если Кеичи попытается убить меня еще до того, как мне сообщат результаты экспертизы. В маленькой комнатке для занятий трудом у девочек, я нашел длинный нож с толстым лезвием. Осмотрев его, я подумал:
- Мачете? Зачем он им? Для разделки мяса?
Когда посмотрел на часы, оказалось, что до урока осталось всего пять минут, поэтому я быстро спрятал свое оружие за шкаф и побежал в класс…
- А? Кимото-кун? – учительница сидела в классе и будто что-то читала – Ты что так рано?
Я был удивлен и не знал, что сказать. Внезапно я заметил, что на щеках у девушки потихоньку текут слезы…
- Чие-сэнсэй, что с вами? Вы плачете? – спросил я.
- Нет-нет! Что ты?! – Чие быстро вытерла слезы с лица и улыбнулась – Не обращай внимания…
Я было хотел еще кое-что спросить у нее, но мне было не до этого. В окне снаружи я заметил Кеичи. Он стоял на спортивной площадке и быстро, с огромным усилием размахивал бейсбольной битой. Не углубившись в подробности проблем учителя, я извинился и потихоньку вышел в коридор, приоткрыл входную дверь, чтобы слушать и видеть его, стал наблюдать.
Наверное, минуту спустя я услышал знакомый мне голос:
- Кей-тян! С добрым утром!
Посмотрев чуть в сторону, я заметил, что к нему подошла Мион и помахала весело рукой, однако парень на это вообще никак не среагировал. Девушка заметила его довольно странное настроение и немного удивилась, но потом снова улыбнулась и спросила:
- Тебе так нравится бейсбол, Кей-тян?
- Не отвлекай меня! – неожиданно раздражительно крикнул на нее, не отвлекаясь, Кеичи – Уходи!
Мион так же не ожидала такого ответа, как и я. Затем она слегка обидчиво заговорила с ним:
- Хватит уже!
- С чего это? – он тут же перестал махать битой и посмотрел на девушку.
- Просто… хватит…
- Уже не машу.
- Я не то имела в виду… - его подруга стала грустной после этих слов – Вообще закончи тренировки.
- Почему это? – спросил парень и снова продолжил отрабатывать удар – Никому же не мешаю.
- А вот и мешаешь! – теперь уже Мион закричала.
- Кому это и когда я мешал? – Кеичи явно был раздражен.
- Это ведь… - она указала на биту у него в руках – Даже не твоя бита…
- Ее забыл ученик, который отсюда уже перевелся…
После этих слов мне пришлось отвлечься, поскольку в школу зашла Рена. Я чуть отошел, пропуская ее в здание, но она остановилась и посмотрела на меня:
- Таро-кун, доброе утро! – она солнечно улыбалась – А что ты тут делаешь?
- Ничего. Просто стою, жду кое-кого… - я закрыл глаза волосами и ответил как можно непринужденнее – Кое-кого, кто непрерывно связан с Ватанагаши…
На эти слова Рена посмотрела на меня как-то не так. Ее глаза стали как у кошки, после чего она медленно прошла мимо. Я не обратил на это внимание, поскольку был занят своими мыслями:
«Возможно, когда Кеичи понял, что не смог меня отравить, решил прикончить наружным способом. Бита из шкафчика Сатоши, убийство на Ватанагаши…» Перед глазами тут же предстала полная картина того, что происходит. Это же так очевидно! Он подражает Сатоши, который год назад прикончил свою тетю и скрылся…
- Как бы там ни было! – вдруг послышался мне крик Мион снаружи. Я прислушался к их разговору снова – Всем страшно. Если ты просто дурачишься, не подражай Сатоши!
Мгновенно после этих слов Кеичи резку ударил битой о землю и закричал в ответ подруге:
- Я, черт побери, об этом Сатоши вообще ничего не знаю! – его зрачки сузились, такое бывает, когда человек взбешен – Потому что все помалкивают!
- Мы… не помалкиваем… - тихо ответила Мион, опустив глаза.
- Не помалкиваете, да?! Я тут вообще один ничего не знаю!
- Нет же… я не про то… - девушка пыталась сказать что-то, но парень прерывал ее постоянно.
Дальше я решил перебежать в класс. Окно там выходило прямо на поле, поэтому слышать там было намного лучше. Забежав внутрь, я не стал ничего объяснять и сразу распахнул окно, чуть встал в углу, чтобы было не заметно, что я подслушиваю. Разговор уже пылал во всю:
- …а было убийство! Ты мне соврала! – яростно кричал Кеичи на Мион.
- Прости… - тихо ответила девушка, пытаясь не заплакать – Я не хотела врать…
- У друзей не может быть секретов друг от друга, так? Значит, вы мне больше не друзья!
Его бывшая теперь уже подруга впала в шок. Она застыла на месте и только тихо проговорила:
- Кей-тян.… Это ведь.… Так жестоко, Кей-тян! – с этими словами она, наконец, заплакала.
- Ах, да… – Кеичи закинул биту на плечо и сменил тон на более спокойный – Те охаги... Было очень вкусно.… Аж до крови вкусно.
После этого я закрыл окно и уселся на парту. В мыслях и в происходящем вокруг что-то не сходилось, однако отсюда я понял, что произошло по моему мнению. Скорее всего, Мион случайно проболталась кому-то еще про убийство, а Кеичи просто не хочется ее убивать. Но тогда ему придется прикончить того, кто узнал об этом. Черт! Люди могут погибнуть от его рук, а я ничего не смогу сделать! Нужно делать что-нибудь! Сегодня же!
Все время занятий я не произнес ни единого слова, не записал ни примера в тетрадку. Я лишь сидел без движения и думал о том, как же мне все-таки достать Кеичи прежде, чем он достанет меня. На слова друзей я с трудом реагировал. К примеру, когда Сатоко в очередной раз решила меня подколоть, я не издал ни звука, отчего заставил ее беспокоиться ее.
- Таро-кун… - окликнула меня позже Рена, когда уже прозвенел звонок на перемену.
- А? – я очухался и посмотрел на нее вопросительно – В чем дело, Рена?
- Надо поговорить. Пойдем на улицу…
Ветер потихоньку обдувал мое лицо. В такой жаркий день на улице находиться в теньке школы, да еще и с ветром было здорово. Мы с Реной зашли в ту часть улицы, где никого не было, чтобы никто не смог дослушать, после чего девушка заговорила первой:
- Таро-кун, ты немного странно себя ведешь. Я беспокоюсь…
- Нет-нет, что ты, Рена?! – я фальшиво заулыбался – Ничего такого! Просто слишком много болею последние дни…
- Ложь – быстро и кратко прервала она меня, ее глаза спрятались за тенью волос – Ты от меня что-то скрываешь. Что-то страшное…
- Ну… я…
- У друзей ведь не должно быть друг от друга секретов, так? А правда ли Таро-кун меня своим другом считает-считает?
- Конечно, мы друзья, Рена… просто… - я замешкался, думал, ей не следует лишний раз волноваться – Просто… это немного личное…
- Значит, Рена не может понять проблемы Таро-куна? Таро-кун ей не доверяет-веряет?
- Нет-нет! Совсем нет! – я подошел и положил руки ей на плечи – Я доверяю тебе, Рена. Правда.
Девушка от моих действий даже немного покраснела, посмотрев мне в глаза. Я думал сейчас немного не об этом, но мне нужно было с кем-то поделиться тем, что я чувствую в данный момент.
- Слушай меня внимательно и никому не говори об этом – шепотом сказал ей я – Я… Я знаю, человека… который убил Томитаке-сана и Такано-сан на Ватанагаши…
После таких слов Рена сначала испуганно посмотрела на меня, после посмотрела куда-то вниз и спросила:
- Ты… знаешь?
- Да, я знаю, и ты знаешь… - я отпустил ее и серьезным взглядом посмотрел на нее – Его распознать было пару пустяков. Нужно было лишь внимательнее присмотреться к происходящему. Сначала та спортивная майка с пятнами крови, затем полицейская наводка. Совсем скоро полиция достанет еще больше улик на убийцу и его засадят за решетку…
- Я… - Рена закрыла лицо руками – Не могу поверить, что ты знаешь…
- Но я знаю, можешь больше ничего не скрывать, если так уж хочешь. Можешь даже осудить меня за все то, что я собираюсь с ним сделать, но я покончу с этим убийцей сам, но я сделаю это. Прежде чем это повторится снова…
Затем я просто прошел мимо нее и направился обратно в класс. Рена осталась стоять на одном месте, не смотря на прозвеневший звонок, но все-таки последнее, что я слышал, это как в лесу неподалеку от нас застрекотали цикады…
В конце школьных занятий, когда учительница нас отпустила, я быстро собрался и поднялся с парты, чтобы уйти, но меня задержала Мион, положив руку на мое плечо. Я посмотрел на нее вопросительно:
- Мион, ты чего?
- Ты уже уходишь, Та-тян? – весело спросила она.
- Вообще-то, да – я был немного подавлен всем тем, что произошло – У меня еще есть кое-какие дела,… извини…
- Да нет… ничего – кажется, подруга обиделась – Понимаешь, собрания клуба все равно не будет. Рена куда-то срочно уходит, Кеичи тоже, а проводить собрание не в полном составе – скучно. Вот я и подумала… - она вдруг посмотрела в сторону, покраснела – Ты, наверное, хочешь перекусить? Мы могли бы сходить куда-нибудь…
Я понял, к чему она ведет. Может, она и пытается казаться сильной, мужественной, но она все-таки девушка и хочет внимания. Хоть мне было и не до этого, я оценил ее предложение и слегка погладил ее по голове, отчего она покраснела еще сильнее.
- Извини, Мион. Я очень хочу сходить с тобой куда-нибудь, но не сегодня – я улыбнулся ей – Давай в другой раз? Я сам приглашу тебя, договорились?
- Дурак… - девушка надулась, но после тут же улыбнулась и кивнула – Ладно, я согласна, но только мне еще надо подумать, принимать ли предложение?
Я побледнел, но все-таки понял, что она пошутила. Какая же она хорошая…
С этими словами мы быстренько разбежались, я только хотел открыть шкафчик, чтобы положить туда вещи, но меня отвлек голос Рики:
- Таро!
Я обернулся на голос девочки и улыбнулся:
- Что такое, Рика-тян? Что-то хотела?
- Ми! – она так улыбается – Таро куда-то собрался?
- А? Да… домой. А что?
- Я просто хотела тебе кое-что сказать перед тем, как ты совершишь кое-что необдуманное – она искренне желала мне добра, я видел это в ее глазах – Вещи не всегда такие, какими кажутся на первый взгляд…
Я удивленно смотрел на нее, не понимая, о чем она говорит. Такая девочка, как она, говорит такие сложные для понимания фразы, хотя для нее это уже не в первый раз. После этого она решила пояснить свои слова на свой детский манер:
- Ну, это как тофу! С виду обычное сладенькое желе, а на самом деле такая бяка!
Я «в капле» от ее слов посмотрел вверх и вздохнул, подумав, что она это серьезно. После этого мы попрощались, и она быстро побежала домой, а я решил открыть свой шкафчик, но там был какой-то конверт без подписи. Он сразу же показался мне подозрительным. Я взял его в руки и открыл. Там была записка с очень коротким содержанием, подчерк явно мужской:
«Пора покончить с этим раз и навсегда. Ты хотел сдать меня полиции, но, как видишь, я все еще на свободе. Хочу покончить с этим раз и навсегда. Приходи в лес около главной площади, где недавно было совершено убийство фотографа. Там мы решим все, посмертно! И не вздумай звонить в полицию, иначе твои друзья жестоко пожалеют об этом!
Будь на указанном месте в 23:00…»
Тут же я с силой сжал записку в руке и бросил ее в сторону. Меня прямо-таки распирала ярость. Я был готов сам убить Кеичи прямо сейчас, но я толком не знал, куда он пошел. Оставался один вариант. Нужно было идти с ним на встречу, но, прежде всего, осведомить полицию. Не вызывать, а именно осведомить и узнать информацию об экспертизе… просто из принципа.
Придя домой, я тут же отбросил портфель в сторону и кинулся к телефону. Сразу же инстинктивно набрал номер местного полицейского участка, и как только мне ответили, я крикнул:
- Позовите Оиши-сана!
Через буквально минуты детектив взял трубку:
- Алло…
- Оиши-сан, рад вас слышать. Это Кимото Таро – я облегченно вздохнул.
- Ой! Кимото-сан! Не ожидал, что вы так быстро позвоните с нашей последней встречи. Ну, что у вас там? Что-то серьезное?
- Да, очень серьезное, но все-таки сначала бы я хотел послушать вас. Что там с экспертизами и уликами? Вы уже можете засадить Кеичи?
- Ну, с этим вот как раз у нас проблемы…
- В каком смысле? Что еще за проблемы?
- Ну, начнем с того, что мы нашли дома у Маебара-сана. Для начала мы нашли отпечатки его пальцев. Они действительно присутствуют на фотоаппарате жертвы. Это является прямым доказательством, что они знали друг друга. Так же мы нашли в его доме бейсбольную биту, которой предположительно был нанесен предварительный удар.… Кровь на спортивной футболке действительно принадлежит Томитаке-сану.… Однако тут кое-что как раз не сходится…
- Что? – я был зол, однако изо всех сил пытался сдерживаться, сжал трубку крепче – Что вы хотите сказать? Вам недостаточно улик?
- В этом то все и дело – Оиши, кажется, устал, это звучало в его голосе – Первое, что не соответствовало вашей версии - Маебара-сан не мог находиться в момент убийства рядом с жертвой. Его видели его друзья, а это как минимум три человека свидетелей…
Я в шоке и нарастающей ярости выслушивал то, что говорил мне детектив. Я вспотел, затрясся, нервные клетки умирали одна за другой. Ведь, по моему мнению, все, что он говорил, просто абсурд!
- …далее ваша версия о внезапном запланированном нападении – продолжал полицейский-следователь – Если бы это действительно было так, он мог прикончить его как-то иначе, чем просто перерезать горло, но это только мнение экспертов. Затем тот чек. На самом деле, как это сам Маебара-сан нам доказал, средство для выведения крови нужно было ему из-за того, что в тот день он с родителями резал свинью. К сожалению, они все это подтвердили.… И последнее, та футболка. На самом деле кровь на ней и правда принадлежит убитому, однако эта футболка не принадлежит Маебара-сану… Потожировые следы на ней не его. Они…
- Ложь!!! – крикнул я, когда у меня совершенно сдали нервы – Я не верю!!! Все, что вы говорите – какой-то бред!!!
- Кимото-сан, успокойтесь… - после недолгого молчания попытался успокоить меня Оиши-сан.
- Нет… - я широко раскрыл глаза, зрачки уменьшились, будто я действительно сошел с ума – Нет… Вы меня не переубедите! Я все знаю! Все! Это сделал он! Кеичи! Труп, футболка.… А то, что он попытался меня отравить? Это вы в учет не берете?!
- Что? Отравить? – кажется, детектив был крайне удивлен.
- Да, отравить! Еще и его разговор с Мион! Она тоже знает, что он убийца, и я знаю, что скоро еще кто-то умрет! Я слушал его разговор!
- Какой разговор?
- Молчать!!! Он пытался меня отравить, затем тот разговор! А теперь он еще хочет разобраться со мной! Сегодня я пойду на расправу с ним в особом месте и сам сделаю все!
- Что?! Расправа?!
- Пусть полиция не вмешивается! Я убью этого ублюдка сам! И вы меня не остановите!!!
Тут же я яростно отбросил телефон в сторону, тот разлетелся на кусочки, а сам я, дрожа от страха и злости сел в угол комнаты, обхватив себя руками и постоянно повторяя:
- Скоро все закончится, скоро все закончится, скоро все закончится…
Медленно на Хинамизаву налетела мгла. Я раскрыл все окна и посмотрел на всю деревню со второго этажа. Все как на ладони. Я начал чувствовать себя героем, который идет на спасение этого маленького городишки. Однако сам страшно боялся смерти,… а она была все ближе и ближе,… я прямо чувствовал ее взгляд у себя за спиной…
Через минуты три, ровно в назначенное время, я отправился на место, что было описано в записке. В рукаве специально спрятал кухонный нож. На всякий случай.… Во мне было много решимости, чтобы, наконец, сделать то, чего за эти пять лет не смогла полиция. Я покончу с этими убийствами раз и навсегда!
Стояла полная луна, ночной ветер обдувал листья деревьев в том самом лесу, где был убит человек. Я стоял там, поджидая собеседника, а именно Кеичи. Хотел услышать шаги своего противника, треск веток под ногами, но эти звуки заглушал легкий ветерок и стрекотание цикад…
Вдруг я услышал как раз звук, которого я ждал. Где-то неподалеку я услышал резкий звук металла о камни, затем все стихло. Я быстро стал осматриваться, держа наготове свое оружие.
- Эй! – крикнул я – Ну, и где ты?! Я жду!
Что-то у меня было с голосом, стал каким-то более хриплым. Может, простуда дает о себе знать из-за холодного ветра. Не знаю.
- Покажись! Раз уж ты здесь, какой смысл прятаться?! Давай поговорим!
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!! – раздался яростный крик позади меня.
Я обернулся и увидел в тени человека, который уже держал над головой топор, лезвие которого отсвечивало от луны. Я в самый последний момент, перед ударом, успел отскочить в сторону, так же спрятавшись в тени дерева. Человек снова поднял топор, видимо, промахнулся. Я вытащил нож из рукава и встал в стойку, чтобы защищаться.
- Ну, что?! Покончим с этим, наконец?! – крикнул я решительно и кинулся в атаку.
Враг пошел мне навстречу, в какой-то момент его лицо осветил свет луны, отчего начал тормозить, однако было поздно. Убийца размахнулся и выбил топором нож у меня из рук, попутно поставив мне рану на животе. Я отпрыгнул назад, схватившись за порез, оттуда текла кровь. Я был в шоке, не столько оттого, что меня ранили, а оттого, что я увидел. Мой противник вышел на очень тонкую линию света, теперь я убедился, кто сейчас передо мной.
- Рена? – тихо хриплым голосом спросил я, не хотел верить в это – Почему?
- И ты еще спрашиваешь? – она снова закинула топор над головой – Чертов ублюдок!!!
Я инстинктивно вскочил на ноги и с силой толкнул ее. Девушка упала на землю, издав какой-то адский хохот. В полной панике я быстро, спотыкаясь, кинулся в глубь леса в сторону Хинамизавы.
- Ты все равно не скроешься от меня! – крикнула Рена мне вслед.
Что же творилось со мной? Вот что. У меня тут же открылись глаза на все, что происходит. Я вспомнил все, что она говорила мне, и другие говорили, но я не хотел слушать. Теперь меня заставили в это поверить. Легко вспоминать все то, что произошло, когда бежишь через листву, раздвигая ее перед собой руками, попутно получая ссадины или синяки, когда падаю.
«- Кстати, а ты ведь ничего не видел? Кроме трупа, ведь так-так?
- Ну, нет… - я удивился ее вопросу – А что? Ты знаешь что-то?
- Нет – неожиданно резко ответила она»
Тогда я в первую очередь вспомнил этот разговор. Затем:
«- Рена, ты знаешь что-нибудь о тех убийствах, что на Ватанагаши происходили?
Лицо у девушки сразу изменилось. Следа от той добродушной улыбки и не осталось. Теперь ее лицо скрылось за волосами. Я удивленно посмотрел на нее.
- Я мало что знаю об этом… - кратко сказала она – Могу сказать только то, что в газетах пишут…
- Но ты же была там после фестиваля. Я долго тебя там искал, ты должна была что-то видеть или слышать…
- Я же тебе уже сказала…
- Врешь! – я крикнул на нее, хотя мне не хотелось – Я знаю, что ты была там и что-то знаешь! Говори!
- Заткнись!!! – в свою очередь злобно крикнула она»
Черт.… Как я еще с этого момента не понял, что именно она убила всех этих людей. Мозаика, как говорил Оиши-сан, наконец, сложилась.
«- Слушай меня внимательно и никому не говори об этом – шепотом сказал ей я – Я… Я знаю, человека… который убил Томитаке-сана и Такано-сан на Ватанагаши…
После таких слов Рена сначала испуганно посмотрела на меня, после посмотрела куда-то вниз и спросила:
- Ты… знаешь?»
К этому моменту я выбежал из леса и, к моему удивлению, прямо к школе. Прятаться больше было негде, поэтому я подбежал к входной двери и потянул за ручку.
- Черт… заперто… - сказал я негромко – Может,… есть другой вход?
Послышался звук грома. Посмотрев на небо, я заметил, что облака полностью загородили полную луну, собирался дождь, причем по их виду – дождь не шуточный. Меня от этого зрелища отвлек силуэт, вышедший из леса. Это была Рена…
- Что такое? Рена твой друг… - говорила она загадочно с оттенком сумасшедшего, подходя все ближе – Рена не обидит тебя,… Рена пригреет тебя,… Рена избавит тебя от страданий!
Я в каком-то странном паническом чувстве начал ломиться во входную дверь школу, отчего после нескольких ударов выбил замок и забежал внутрь. Захлопнул дверь и поставил в качестве замка ближайший шкаф. Через буквально секунды девочка начала бить топором по двери, выламывая ее. Времени было совсем мало, поэтому я быстро кинулся к тому самому месту, где спрятал мачете. Оно было в кабинете трудов для девочек за шкафом. Каждая секунда становилась как ее четверть. Казалось, что Рена окажется передо мной в любой момент и снесет мне голову, но думать об этом было некогда.
Снаружи уже шел сильный дождь, гремел гром, синхронно звучавший с ударами топора о дерево. Было темно, хоть глаз выкали. Почти на ощупь я дошел до той самой комнаты и нашел шкаф. Потянулся за ножом…
- Что? – у меня в глазах заиграл ужас – Не могу достать? Как это?! Нет! Не сейчас!!!
Как раз в этот момент послышался странный звук изнутри школы. Будто вся мебель где-то неподалеку разлеталась на части. Тогда я понял – Рена выломала дверь.
- Где же ты, мой мальчик?! – почти обезумевшим голосом крикнула она – Я жду тебя!
В тот же момент мне послышались медленные шаги по коридору, там же отчетливее всего были слышны капли дождя, стучавшие по маленьким окнам. Нужно было что-то делать, но что? Как защищаться?
- Ну… - протянула Рена зловеще, уже подходя к комнате, где находился я – Давай покончим с этим быстро…
Вскоре ее темный силуэт, держащий в руках внушительных размеров топор, чуть испачканный моей кровью, появился на входе в кабинет. Как только она вошла, я показался сбоку нее и бешено закричал:
- Не дамся!!!
Тут же я направил на нее шланг огнетушителя, который нашел в самом темном углу комнаты, и выстрелил белой пенной струей ей в лицо, да так, что она покосилась и упала вместе со шкафом, под которым было мое оружие. Дальше я выкинул огнетушитель в сторону и побежал из школы, однако там, к моему удивлению, была закрыта дверь, причем абсолютно целая. Это ввело меня в самый настоящий шок. Чем больше я думал, тем больше не понимал.
- Я тебя все равно достану! – Рена внезапно появилась у меня за спиной и так же хотела ударить меня топором, но я уклонился, отпрыгнув в сторону нашего класса, выбив дверь. Попутно я сбил собой пару парт, кажется, разбил себе колено. Чуть поднявшись, я присмотрелся к входу. У Рены застрял топор, она пыталась его вытащить, за это время я забежал в самый дальний угол комнаты и спрятался за учительским столом.
Что-то в мыслях совсем запуталось все. Кроме испуга во мне больше ничего не осталось. Я сидел под столом, поджав под себя ноги, и дрожал. Зрачки у меня сузились, зубы стучали. Я не знал, что делать и как теперь быть. Что мне делать? За что она хочет меня убить? Я бы все равно не стал ее выдавать, если она мне все бы рассказала…
По вибрации пола я чувствовал, как Рена медленно зашла в класс, водя лезвием по полу. Она подошла к окнам, которых в нашем классе было полно, затем заговорила:
- Некуда больше бежать, да? Ты боишься? Хочешь убежать? А я чувствую твой страх, твой ужас…
В это мгновение я чуть не закричал со страха, когда послышался звук удара лезвия топора о стекло. Рена разбило одно из окон, теперь дождь и гром звучали намного отчетливее. Я затрясся сильнее, чувствуя приближение собственной смерти от рук друга, причем во всем виновато только мое любопытство…
- Рена выслушает тебя… - говорила она зловеще, но ласково – Рена согреет тебя…
Было слышно, как она медленно идет по разбитому стеклу, как осколки лопаются под ее ногами, затем снова тот же самый страшный треск стекла – она разбила еще одно окно, а ее голос все ближе и ближе…
- Рена защитит тебя от грома, молнии… - ближе и ближе… - от дождя…
Ближе и ближе… ближе и ближе… Треск! Снова стекло разлетается в щепки. Я затрясся, как малый ребенок, почти заплакал, прикрывая голову руками. Что-то совсем передернуло во мне после этих ее слов:
- Рена покончит с твоими переживаниями и страданиями… Она тебя убьет-убьет!!!
После этого во мне что-то переклинило. Как только девушка подошла прямо к столу учителя, я опрокинул его, отчего она отпрыгнула назад, а сам с бешеным криком кинулся на нее с первым попавшимся предметом. Она попыталась ударить наперерез…
Раздался звук удара по металлу, это я защитился он ее топора с помощью огромной железной линейки, которая была на столе учителя. Свет от лезвий отразился от окна, а свет молнии осветил всю комнату на мгновение. Теперь я увидел ее лицо, на нем была сумасшедшая улыбка, глаза напоминали кошачьи. Она произнесла тихо:
- Таро-кун…
- А-а-а-а-а-а!!! – я крикнул от напряга и надавил на нее.
Рена упала на пол, выронив топор, а я кинулся обратно бегом в комнату труда для девочек. Забежав туда, я быстро нащупал на полу в том месте, где когда-то стоял сваленный Реной шкаф, и нашел, наконец, свое мачете.
- Таро-кун! Таро-кун! – кричала девушка.
Я уже впал в какое-то состояние, где инстинктивно пошел в атаку. Рена вышла в коридор, туда вышел и я, стоя прямо напротив нее. Мы побежали навстречу друг другу. Я быстро подпрыгнул в воздух, размахнувшись, и первым же удар девушке прямо в плечо. Она закричала от боли, упала на колени, схватившись за окровавленное плечо.
На моем лице сейчас можно было прочитать необузданную ярость, смешенную с сумасшествием. Молния сверкала все чаще, освещая весь коридор. В какой-то момент Рена снова подняла на меня глаза. Ее лицо было для меня все еще таким же злобным и выражающим смерть. Она потянула руки ко мне со словами:
- Таро-кун…
Но дальше я не стал слушать ее. Я снова издал яростный крик и замахнулся мачете снова. Удар в шею, еще в плечо, другое плечо. Рена упала на землю, а я все не мог уняться. Я начал бить ножом по ней, нанося удары в живот, по рукам, по голове… Кровь разлеталась во все стороны и заливала пол школы. Через некоторое время я поднялся на ноги и выбросил окровавленное оружие в сторону…
- Что ты наделал?!
Я резко посмотрел в сторону выхода. Там на входе стоял силуэт парня, которого я не ожидал теперь здесь увидеть. Тот испуганно смотрел то на меня, то на тело его бывшей подруги.
- Таро, ты чертов сумасшедший, что ты наделал!? – крикнул мне Кеичи, подходя ближе, он был весь мокрый от дождя.
- Это ты… - я кинул на него тот же яростный взгляд – Это ты во всем виноват!!!
Я резко сорвался с места и набежал на него. В прыжке смог его повалить и оказаться на нем. Тут же, прежде, чем он успел что-либо сообразить, я начал быть его кулаками по лицу. Бил яростно и жестоко, изо всех сил. Я слышал, как сначала он хотел что-то сказать, затем захлебываться в крови…
На улице совершенно темно, дождь стучит по окнам и крыше, гремит гром, сверкает молния. В очень темном помещении раздаются очень отчетливые звуки ударов, сопровождаемые яростными криками. В полной темноте под редким светом молнии из окон было заметно, как я избивал Кеичи. Звуки ударов раздавались эхом по всей комнате, кровь хлестала в разные стороны, так же оставаясь и на моей руке. Я уже и сам перестал замечать, что луплю по кровавому месиву, оставшемуся от головы парня, которого я избивал…
Спустя минуты я под светом очередной молнии заметил, что сделал и перестал бить по оставшимся останкам головы Кеичи. Стал тяжело дышать, смотря на труп обидчика. В глазах моих был какой-то странный оттенок сумасшествия. Легкий смешок вырвался у меня изо рта, который постепенно перерос в заливистый и бешеный смех. Мое лицо осветил яркий свет молнии, на нем была кровь…
Из полицейских архивов следователя Оиши:
- Оиши-сан! Вас к телефону!
В 6:00 к нам поступил один очень странный телефонный звонок. Некто неизвестный позвонил в детективный отдел Окиномийи и сообщил о трупах, найденных в школе окрестностей Хинамизавы. Как я и ожидал, по прибытию на место были найдены два трупа детей примерно в возрасте от 14 до 17 лет. Женщина и мужчина. Трупы были опознаны экспертами – это были Маебара Кеичи и Риугу Рена. Подозреваемый в их убийстве – Кимото Таро. По версии следствия, он заманил и зверски убил обоих примерно в от 12 до 3 ночи в школе. Оружие убийства – мачете и топор, на котором найдены как следы крови Риугу Рены, так и кровь самого подозреваемого.
Сам Кимото Таро был найден позже, в районе 9 часов утра, в школьном подвале. Его было уже не спасти. Причина смерти – самоубийство через разрезание вен кухонным ножом. На стене в том же подвале кровью было написано следующее: «Я не знал…» Наркотиков, которые могли повлиять на подобное поведение убийцы, не обнаружено.
Еще позже поступил еще один телефонный звонок от господина Юкуре Ходжио, который нашел странную улику, связанную с этим делом. Это была записка Рены в розовом конверте, адресованная Кимото-сану, она же раскрывает подробности убийства, произошедшего в ночь Ватанагаши.… Далее следует содержание записки:
«Таро-кун, я очень хочу объясниться перед тобой. Ты знаешь о том, что это убийство на Ватанагаши совершила я, но все-таки мне бы не хотелось, чтобы ты понял меня неправильно. Я сделала это ради своего отца и только. Я понимаю, что кричала на тебя до этого, и хочу извиниться. Ведь ты мой друг и я не хочу от тебя что-то скрывать, но все должно решиться этой ночью. Не осуждай меня за то, что я хочу сделать.… Первая попытка не удалась, поэтому вторая получится точно…
И еще. Очень прошу тебя, не пытайся остановить меня.… Уже поздно.

@Риугу Рена»

@темы: аниме, фанфикшн

URL
   

Дневник отаку-лирика-переводчика

главная